Main menu

«Люби свой край, уважай свою историю» 

Обзор книг, пополнивших краеведческий фонд районной библиотеки

Каждый край, город, каждый уголок России по-своему интересен и своеобразен. У каждого есть свои особенности, специфические черты истории, культуры. Поэтому, существует такое понятие – краеведение, т.е. совокупность знаний (географических, исторических и т. д.) об отдельных местностях страны.

Подробнее: «Люби свой край, уважай свою историю» 

Новое поступление литературы 10.04.2018

Книги – лауреаты литературных премий

В районной библиотеке появились книги – лауреаты литературных премий последних лет. С некоторыми из них хотим вас познакомить.

 Яхина, Гузель Шамилевна. Зулейха открывает глаза : роман / Гузель Яхина ; предисл. Л. Улицкой. - Москва : АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2015. - 506, [1] с. : ил. - (Проза : женский род).

Читатель открывает книгу. Предвкушение, ожидания, страх разочарования охватывают сознание, занимают мысли. Почти никто не помнит первых строчек, но какое важное значение они играют в судьбе каждой книги, особенно дебютной. Здесь очень многое зависит от писателя, от его таланта. Сможет заинтересовать, удивить, повести за собой – половина дела сделана. У Гузели Яхиной это получилось играючи. Еще минуту назад ты был здесь, и вдруг оказываешься рядом с Зулейхой, живешь ее жизнью. И сразу понятно, откуда такой успех у книги среди читателей. Это очень кинематографичная книга, покадровая. Трудно сказать, достоинство это или недостаток, но ведь покадровость присуща почти всем современным литературным произведением. Картинка крепко связана со звуком и текстом. Здесь это совсем не мешает, даже наоборот. История татарской крестьянки, которую в 30-е гг. вместе с другими раскулаченными угоняют в Сибирь. Но это ещё и история становления характера, и рассказ о месте женщины в жизни, и повествование о любви. Дремучие крестьяне и ленинградские интеллигенты, деклассированные элементы и уголовники, мусульмане и христиане, язычники и атеисты, русские, татары, немцы, чуваши – все встречаются на берегах Ангары, ежедневно отстаивая у тайги и безжалостного государства свое право на жизнь. Вместе с тем это очень деликатная женская проза, образец сострадания к каждому персонажу, пример невероятной чувственности.

Геласимов А. Степные боги [Текст] : Роман / А. Геласимов. - Москва : Эксмо, 2008. - 384 с. - (Лауреаты литературных премий)

...Забайкалье накануне Хиросимы и Нагасаки. Маленькая деревня, форпост на восточных рубежах России. Десятилетние голодные нахалята играют в войнушку и мечтают стать героями. Военнопленные японцы добывают руду и умирают без видимых причин. Врач Хиротаро день за днем наблюдает за мутациями степных трав, он один знает тайну этих рудников. Ему никто не верит. Настало время призвать Степных богов, которые видят все и которые древнее войн.

«Степные боги» — это тонкое, лирическое обращение к нашей истории, ко времени конца Второй мировой войны. Без спекуляций и патриотических истерик, спокойно и благородно автор языком классического русского романа рассказывает о современнике Великой победы — Забайкальском мальчишке Петьке, в котором отразилась вся противоречивость той эпохи с ее жестоким стремлением к героизму и невероятной нежностью и теплотой обыкновенных человеческих отношений, подвергнутых испытаниям военного режима. Но «Степные боги» — это еще и динамичный триллер. Глубокие урановые рудники вблизи Аргуни, пленный врач-японец, который один знает их тайну, чудовищные мутации степных трав, приводящие к гибели десятков людей... Никогда еще современный русский роман, не был столь искренним и захватывающим!

 

Геласимов, Андрей. Жажда [Текст] : авторский сборник / А. Геласимов. - Москва : Эксмо, 2009. - 317 с. - (Лауреаты литературных премий)

Просто ему не повезло! Он мог бы жениться, купить большой дом. У него родилось бы много детей…думаю, из него бы получился хороший папа, заботливый муж. Но жизнь распорядилась по-другому. Он попал на Чеченскую войну. Молодой, не видевший, не знавший. Он мог бы быть востребованным художником, а может, учил бы детей изобразительному искусству. Его талантом восторгались бы или завидовали. Но он человек-тень. Без интересов и без будущего. Человек рисующий свое лицо. Он мог бы вернуться с войны с наградами, героем страны. С честью нес бы себя вдоль улицы и слышал бы слова благодарности за отвагу и мужество. Видел бы в глазах прохожих гордость и восхищение. Но ему не повезло… Люди при встрече стараются скорей отвести взгляд, дети пугаются…его сторонятся…и не одного «прости!». А кто-то скажет: «Так ведь ему повезло!» «Он вернулся!» «Он живой!» Но жив ли он?...

"...В моей "Жажде" нет политики. Я знаком со многими людьми, бывшими на чеченской войне. Это мои бывшие студенты, воевавшие на Кавказе, и военные журналисты, ездившие туда с оружием в руках. Но меня больше волнует не военный опыт, а психологический портрет человека, вернувшегося оттуда, который пытается хоть как-то понять, что делать дальше. Понимаете, таких войн, как чеченская, будет еще миллион, а человек на них все время один и тот же! Пусть писатель высказывает гражданскую позицию, если она у него есть. У меня есть позиция мужа, отца, брата, любовника".

Залотуха В. Свечка[Текст]: Роман в четырёх частях с приложениями и эпилогом: в 2 т. / В. Залотуха. - 2-е изд., испр. – Москва: Время, 2016. – Т.1. – 832 с.

Герой романа «Свечка» Евгений Золоторотов — ветеринарный врач, московский интеллигент, прекрасный сын, муж и отец — однажды случайно зашел в храм, в котором венчался Пушкин. И поставил свечку. Просто так. И полетела его жизнь кувырком, да столь стремительно и жестоко, будто кто пальцем ткнул: а ну-ка испытаем вот этого, глянем, чего стоит он и его ценности.

Так выпали на долю героя не менее головокружительные и страшные приключения, чем его прославленному коллеге доктору Айболиту. Как и в мудрой сказке, все закончилось хорошо, но для того, чтобы обрести любовь, дом, внутреннюю свободу и веру, лопоухому идеалисту Жене Золоторотову пришлось пройти сквозь такие испытания, что заставляют вспомнить судьбу Иова.

«Свечка» — это роман о вечном, с тем на «вечное» взглядом, который мог появиться только у советского человека, пережившего девяностые и нулевые. Это готовая классика — именно по «Свечке» когда-нибудь наши потомки будут судить о 90-х так, как мы сейчас во многом судим об Отечественной войне 1812 года по «Войне и миру». С той лишь разницей, что Валерий Залотуха видел своими глазами, о чём писал.